2021-02-14 21:27:18

СОВРЕМЕННАЯ ТЕОРИЯ РАЗВИТИЯ РАКА

РАЗВИТИЕ ГОМЕОПАТИЧЕСКОГО МЕТОДА В СОВРЕМЕННОЙ МЕДИЦИНЕ
XXXI-я научно-методическая конференция с международным участием

 

СОВРЕМЕННАЯ ТЕОРИЯ РАЗВИТИЯ РАКА: РАКОВАЯ РЕПАРАТИВНАЯ ЛОВУШКА, ВОЗМОЖНОСТИ ГОМЕОПАТИИ В ПРЕОДОЛЕНИИ МЕХАНИЗМОВ СУПЕРСИМПАТИКОТОНИИ
 

Доклад Наталии Анатольевны Радомской.

Знакомьтесь: доктор Бухтояров.

Говоря о теории развития онкологических заболеваний, как мне кажется, будет весьма интересно познакомиться с взглядами и наработками доктора медицинских наук, Олега Викторовича Бухтоярова. Он военный врач, окончил Военно-медицинскую академию, служил на Северном флоте, на атомных подводных лодках, потом работал в различных научных учреждениях. 
Область научных интересов: психоиммунология злокачественных опухолей, психосоматическая медицина, психиатрия, психотерапия.
Автор ряда концепций: психогенного канцерогенеза, доминанты жизненной цели, раковой репаративной ловушки.

Основные результаты научных исследований представлены на международных и всемирных научных форумах, опубликованы в зарубежных научных журналах и главах ряда книг.
У Олега Викторовича своя клиника в Калининграде, я там бывала неоднократно, недавно находилась в течении 3 месяцев, мы совместно вели онкологических пациентов. Он имеет огромный опыт лечения онкологических заболеваний (более 30 лет), лечит КОВИД, хотя разработанный им подход, на самом деле, применим к любому заболеванию.

Многие вещи мы делаем интуитивно, но этот подход основывается на материалах докторской диссертации и признанной в мире концепции. Это клинический опыт, которым грешно не воспользоваться. 

Из его теории понятно почему развивается хроническое заболевание, какие пациенты уходят, почему так важны психические симптомы, которые скрываются под различными масками. Без понимания психики лечить трудно, поэтому так важен именно психотерапевтический подход. 

О.В. Бухтоярова связывает прямая линия преемственности и ученичества с великим В.М. Бехтеревым. Учеником Бехтерева был Чистович, учеником Чистовича – Архангельский, а Бухтояров – ученик Архангельского. 

О.В. Бухтояров отработал научные критерии, а наука – это воспроизводимость. 
Да, в гомеопатии воспроизводимость – это, пожалуй, слабое место, потому что всё весьма индивидуально, но мы стремимся к разработке критериев, по которым мы можем измерять результаты своей работы (хотя бы в попугаях). 
При КОВИДе такие критерии есть – к примеру, сатурация. Но при обычных хронических заболеваниях показатели не меняются так быстро, они могут сдвинуться, допустим, через полгода, поэтому то, что предложил Бухтояров, вызывает особенный интерес. 

Мы должны основываться на клиническом мышлении, задействовать весь потенциал науки и, разумеется, здравый смысл. 

Общепринятый подход к этиологии и терапии рака

Давайте рассмотрим общепринятый на данный момент в обычной медицине подход к этиологии и этиотропной терапии злокачественных опухолей и зададимся вопросом, почему эффективность стандартной противоопухолевой терапии настолько мала? Причина возникновения рака в рамках этой парадигмы неизвестна. Причем, не только рака, а практически любого хронического заболевания, ну, скажем, гипертонии. 
А если не найден корень, причина, то этиотропного лечения не происходит. Это, кстати, касается и гомеопатии тоже. Если мы не идем в глубь проблемы, а лечим по верхам – это фельдшеризм. Это ни плохо и ни хорошо, в зависимости от ситуации. Но мы стремимся добиться совершенства и, в идеале, воспроизводимости и устранения причин заболевания. 

Существующие методы лечения рака – химиотерапия и радиотерапия фактически основаны на применении канцерогенных факторов. Патогенез и терапия злокачественных опухолей сводится к молекулярно-генетическому уровню организма. 

Считается, что сначала идет инициация, т.е. повреждение генетической структуры клетки с помощью, допустим, канцерогенного вещества, потом промоция, затем стадия прогрессии – бесконтрольного размножения раковых клеток. Во всем виноваты внешние факторы, да, и еще, конечно, генетика. Это современный научный взгляд на возникновение и течение онкологических, да и любых других хронических заболеваний, со всеми вытекающими последствиями в виде лечения. 

Процесс повреждения генетического аппарата клетки приводит к появлению злокачественных опухолей. Эта концепция сейчас является доминирующей, отсюда и методы борьбы – вырезать гены, заменить их и сделать что-то волшебное. Речь идет о персонифицированной медицине на основе анализа генетического материала (именно персонификацией и связанной с ней «невоспроизводимостью» долгое время попрекали гомеопатию). 
Звучит все это неплохо и даже красиво, но на практике никто геном не исследует и ощутимых результатов в лечении рака пока не так много, как хотелось бы. Методы генной терапии еще только разрабатываются, но фактически никакого индивидуального подхода в лечении онкологии нет. То есть все проявления онкопроцесса – это результат функционирования раковых клеток. 
Причины – уклонение опухоли от иммунного надзора, угнетение противоопухолевого иммунитета, воспаление, продукция оксидантов, ангиогенез, опухолевый рост, метастазирование, генетическая нестабильность, сокращение длины теломер и др. 

Современный клинический взгляд: лечение рака направлено на последствия функционирования раковых клеток – элиминация опухолевых клеток из организма, иммунная терапия, таргетная терапия. Таким образом, современное лечение рака, как и любого хронического заболевания, является симптоматическим

Факты не укладываются в теорию, как быть?

Известны такие установленные научные факты:

  • у здоровых людей ежедневно образуются до ста миллионов раковых клеток, 
  • наличие в организме раковых клеток без опухолевых болезней, 
  • есть исследования о развитии рака без повреждения ДНК клеток. 
  • и самое интересное, что наблюдается обратимость ракового генотипа клеток до нормального. Проводилось много экспериментов на животных, такая обратимость действительно существует. 

Отсюда вывод: повреждение ДНК – не равно злокачественная опухоль. 
В то время, как угнетение противоопухолевого иммунитета ведет к возникновению или рецидиву опухоли. И самые главные усилия нужно направить на то, чтобы понять – что же приводит к этому угнетению? Ведь это основное условие возникновения раковой опухоли, как и любого другого хронического заболевания. Как нарушается тот контроль, который в организме существует, который задуман природой? Получается, есть факторы, которые приводят к сбоям противоопухолевого иммунитета.
В исследованиях было показано, что на животных применение противоопухолевой терапии имеет весьма высокую эффективность, а вот на людях – сопоставимо с плацебо-эффектом или имеет результативность около 30%. В клинической практике показатели еще хуже, лечение зачастую не помогает, либо вообще ведет к ухудшению.

Напрашивается вывод, что существует постоянно действующий системный фактор, способный вызывать стойкое угнетение противоопухолевого иммунитета и стимулировать злокачественный опухолевый рост. А если этот фактор убрать, то онкологический процесс отступит. И этот тезис отлично подтверждает наличие феномена спонтанной регрессии рака! 

Чем мы отличаемся от животных?

В эксперименте на животных этого результата (регрессии рака) можно добиться в 80% случаев! А у человека спонтанное излечение – редчайшее исключение. А чем отличаются животные от человека? Человек, благодаря наличию сознания (я-организации), застревает в конфликте, ходит по кругу переживания негативных эмоций. А у животных происходят очень простые биологические решения простых биологических конфликтов, поэтому организм быстро излечивает заболевание. 

Вывод: высшая нервная деятельность человека – главный фактор в развитии злокачественных опухолей. Голова – это тот орган, который очень вредит человеку. 
Оксидативный и нитрозативный стресс, ишемия тканей, метаболические нарушения, хронический психоэмоциональный стресс и дезинтеграция систем мозга – именно эти состояния ЦНС так или иначе приводят к канцерогенезу. Этот процесс, к сожалению, идет у человека постоянно, пока он находится в состоянии хронического стресса.

Критерии эффективности лечения.

У пациента в клинике доктора Бухтоярова всегда измеряются три показателя:

  • Вегетативная реакция организма (с помощью специальных датчиков)

Все онкологические и другие хронические больные находятся в гиперсимпатикотонии либо в симпатикотонии. Как нам известно из теории Хамера (новая германская медицина), здоровый человек находится в нормотониии – днем активен, ночью пассивен. В фазе биологического конфликта (условно, нападает тигр), человек переходит в состояние гиперсимпатикотонии. Когда ситуация разрешилась, мы должны снова войти в нормотонию. 
Проблема в том, что перейдя в гиперсимпатиконтонию, даже когда тигр уже давно ушел, человек не возвращается к норме. Война уже кончилась, а он идет в атаку каждую ночь, снова и снова переживая стрессовые ситуации. 
Проблема любого хронического заболевания в том, что происходит застревание в состоянии психоэмоционального стресса. Критерием действенности лечения, а это и иммунотерапия, и психотерапия, является то, пришел ли пациент в состояние нормотонии. Если он вернулся в нормотонию, у него есть ресурс для преодоления заболевания.

  • Психоэмоциональное состояние (с помощью психодиагностических тестов)

Для определения состояния больного используются международно принятые психодиагностические тесты. Психодиагностика проводится в начале лечения и после его окончания. Я считаю, что эти тесты нужно принять на вооружение и гомеопатам. Такие тесты предусмотрены международными протоколами. Так вот, после окончания лечения должны поменяться не только физические симптомы, но и показатели по шкале психоэмоционального состояния.

  • Состояние противоопухолевого иммунитета (подкожная проба)

На основе меланомы Брокка, очень злокачественной, содержащей антигены всех опухолей, делается препарат и проводится подкожная реакция, наподобие реакции Манту. Если реакция положительная, значит противоопухолевый иммунитет работает. Этот метод запатентован, они им пользуются, но для нас он, к сожалению, пока не доступен. 
Итак, имея эти три критерия, по их изменению мы можем судить об эффективности лечения, каким бы методом оно ни проводилось. 

А как в гомеопатии?

В гомеопатии нам тоже очень важно пользоваться этими критериями, отслеживая которые, можно оценить в правильном ли направлении мы движемся в нашем лечении. А гомеопатия, и в этом ее ценность, может влиять на психоэмоциональное состояние.

Я глубоко убеждена, что люди не болеют и, тем более, не умирают от любого заболевания, от того же КОВИДа, просто так. Человек может быть внешне закрытым и как бы спокойным, но такие тестовые исследования покажут, что он, по факту, находится в психотравме. 
Депрессия подавляет иммунитет, сегодня это уже общепризнанный факт. А где иммуносупрессия, там подавлен и специфический противоопухолевый иммунитет. 

Есть еще очень важная проблема, с которой мы сталкиваемся. Это то, что пациенты, которым поставлен серьезный диагноз, которые уже лечились, допустим, в стационаре, получают мощную дополнительную психотравму в добавление к той, которая вызвала болезнь (вне зависимости, осознавал он ее или нет). Переживания и страх, вызванные диагнозом и сопутствующей угнетающей обстановкой, оставляют человеку мало шансов на то, чтобы выйти в фазу восстановления. В этом и состоит раковая репаративная ловушка.
И как же важно, чтобы человеку встретился доктор, который даст поддержку, надежду, вселит уверенность. Ещё до приема лекарств! Бесконечно значимо для больного, что и как мы говорим. Ведь если пациенту не стало лучше после разговора с врачом, то это не врач. 

Воспаление, посттравматическая регенерация и другие факторы, провоцирующие канцерогенез.

Проводились эксперименты на мышах и было показано, что если многократно травмировать кожу, то в конечном итоге у животных возникает рак. Повреждение ткани может происходить не только на коже, но и в любом органе. Эти процессы происходят автоматически в результате поломки механизма регенерации тканей. 

Во всех органах и тканях находятся стволовые матричные недифференцированные клетки. И когда идет повреждение какого-либо органа, они подключаются к процессу регенерации. Ведь, как известно, размножение обычных, специализированных клеток – процесс небыстрый, и для выживания природа задействовала стволовые клетки. Это их прямая функция – быстрое размножение для скорейшей ликвидации ран и повреждений. Во всех без исключения процессах повреждения участвуют стволовые клетки.

Кто отвечает за контроль размножения стволовых клеток? Т-киллеры и цитотоксические лимфоциты. Для того, чтобы процесс репарации произошел, для того, чтобы стволовые клетки приступили к быстрому размножению, должен запуститься процесс подавления противоопухолевого иммунитета. Тот же механизм работает и во время беременности: мозг блокирует противоопухолевый иммунитет для того, чтобы стало возможным развитие ребенка. Именно поэтому не рекомендуется планировать беременность женщинам, имеющим онкологический диагноз. 
Если случается выкидыш, то вполне вероятно, что организм это делает для целей выживания, так как, возможно, у женщины предрак. И мозг не может допустить в данный момент снижения противоопухолевого иммунитета. Не в этом ли причина появления древнейшей традиции всех народов – беременная женщина не должна испытывать стресс. Ведь она находится в состоянии сниженного противоопухолевого иммунитета. 

Итак, это норма – на момент воспаления подавлять противоопухолевый иммунитет. И если происходит процесс хронического воспаления, то противоопухолевый иммунитет тоже хронически подавлен. 
А один из образов рака – это незаживающая рана. И на каком-то этапе в процессе размножения стволовых клеток происходит сбой, и они начинают бесконтрольно размножаться. Как будто заедает кнопка на копировальном аппарате, и распечатка идет бесконечно. А стволовые клетки, как известно, по антигенным характеристикам, по своим свойствам, по скорости размножения ничем не отличаются от раковых клеток. 

Отсюда все эти нашумевшие истории, связанные с омолаживающей терапией стволовыми клетками. Чтобы на это решиться, нужно быть убежденным, что в организме нет опухолевого процесса. Ведь стволовые клетки могут либо нормально дифференцироваться, либо стать опухолевыми. 
И если мы не убираем хроническое воспаление (а оно возможно из-за депрессии, подавленного эмоционального состояния), то как бы мы не вырезали рак хирургически и не почистили химиотерапией, эффекта не будет, болезнь может рано или поздно дать рецидив. Всё потому, что конфликтная ситуация, не разрешившись на глубинном эмоциональном уровне, выстреливает заново.

Пофигизм и стрессовый рак.

Надо быть пофигистами, и это совсем не шутка. Ведь ни одна жизненная ситуация – развод, потеря работы и т.п. не стоит того, чтобы заболеть из-за этого раком. 
Человек в стрессе – это человек в глубинном спазме, напряжении, симпатикотонии. А это ишемия тканей и, как следствие, гипоксия и оксидантный стресс. 

В качестве уступки нашей академической общественности, Бухтояров выделяет как отдельный подвид стрессовый рак, но, как мы с вами понимаем, не стрессового рака не существует. 
Ведь часто бывают ситуации, когда болезнь обнаружена на первой стадии, проведено лечение, и, тем не менее, случается рецидив. Почему? Срабатывает механизм подавления противоопухолевого иммунитета.

Если мы не убрали причину, которая запустила рак, то рецидив практически неизбежен. У меня были пациенты, которые уходили в рецидив после перелома, солнечного ожога и т.п. Очень опасны некоторые физиопроцедуры, например, плазмофорез. Таким образом, если в организме есть опухолевая доминанта, то такие факторы могут активировать онкологический процесс.
В современной онкологии и не только в онкологии мы наблюдаем все эти бесконечные попытки лечить клетку. Но повреждение клеток – это, как было выше показано, только вершина айсберга. 
Если вернуться к рассмотрению экспериментов на животных: да, у них тоже есть рак, но это всегда местный процесс. Нет метастазов! И если не начинать лечить онкологию у животных как у людей, а это сейчас модно, то процесс всегда будет локальным. 
Человек – сложная система, гораздо сложнее животных, процессы в его организме нельзя рассматривать в отрыве от высшей нервной деятельности, поэтому только клеточно-ориентированные теории никогда не приведут к успеху в понимании причин и лечении болезней.

Результаты и выводы.

О.В. Бухтояров использует в лечении методы психотерапии, гипнотерапии, добиваясь поразительных результатов: у мотивированных пациентов всего за шесть сеансов уходят и метастазы, и опухоли. Конечно, не у всех и не всегда, но тем не менее результаты впечатляют. Вот такого глубокого воздействия удается добиться при заходе не со стороны клетки, а со стороны психики, путем перепрограммирования установок мозга.
Доктор Бухтояров с коллегами используют также иммунотерапию, классические методы обучения клеток, а также стимуляции противоопухолевого иммунитета.

Итак, в основе развития стрессового рака лежит патологическое состояние организма, состояние раковой репаративной ловушки, нарушение высшей нервной деятельности и, как итог, подавление противоопухолевого иммунитета.

Клинический случай: треки и психосоматика.

Опишу случай, позволяющий показать эффективность подходов, опирающихся на анализ травматического опыта пациента. Пациент пришел на прием вскоре после того, как ему прооперировали глиобластому. Я всегда стараюсь выявить психосоматические корни заболевания.

Выяснилось, что в детстве (5 лет) он пережил сильный страх за мать, на его глазах произошел несчастный случай, угрожающий ее жизни. Когда ему было 50 лет, на его глазах, случается приступ у его жены: она падает так же, как когда-то его мать. Жена старше пациента на десять лет и, фактически, играет роль матери. 
Через месяц у пациента появились симптомы и был поставлен диагноз глиобластома. Наш мозг ничего не забывает, поэтому бывает сложно обнаружить первопричину, приходится снимать слой за слоем, распутывая весь клубок травмирующего опыта человека. 
Пациент был мотивирован на лечение, имел хороший психоэмоциональный настрой, благодаря гомеопатическому лечению вышел в ремиссию. Но спустя несколько лет внезапно погибает его жена от заболевания сердца. А через неделю умирает и мать. 
Для его мозга это мощный трек: за неделю он теряет двух значимых женщин. При таких обстоятельствах рецидив практически неизбежен. По очень многим психическим симптомам ему был назначен препарат опиум. Сейчас он продолжает находится под наблюдением, у него все хорошо. 

Этот случай иллюстрирует, как важно понимать глубинную суть процессов возникновения онкологических, равно как и любых хронических заболеваний и лечить не клетку, не анализы, а человека.

Автор:

Радомская Наталия Анатольевна

Кандидат медицинских наук, вирусолог. Врач лечебной физкультуры. Гомеопат, врач восстановительной медицины, рефлексотерапевт, мануальный терапевт, фитотерапевт, специалист по оздоровительной гимнастике.

Опыт работы: 43 года

Ведёт приемы в ЗДРАВИЕ PRO по адресу: Москва,Боровское шоссе, дом 56.

Все публикации